О журнале   Авторы   ЖЖ-сообщество   Контакты
Заказать книгу INTERREGNUM. 100 вопросов и ответов о регионализме. Проблема-2017 Манифест Конгресса Федералистов
Постполитика Протокультура Знаки времени Философский камень Псхинавтика Миру-миф!
Виртуальная революция Многополярная RU Глобальный Север Альтернативная история



Протокультура

Новое открытие «Второго Фронта»
26.03.2009 06:12
Устим Ладенко
Новое открытие «Второго Фронта»

Версия для печати
Код для вставки в блог
закрыть [х]


Код для вставки в блог


Группа «Агата Кристи» предсказала в альбоме «Второй Фронт» приход Путина, чеченские войны и даже Интернет

Как писал когда-то один известный русский деятель искусств, поэт в России - больше, чем поэт. Он ещё «в нагрузку» должен быть пророком. Иначе никак нельзя, положение обязывает. И пусть сейчас в моде всевозможные Нострадамусы, ветхозаветные мудрецы и, конечно же, набивший оскомину Апокалипсис - не следует забывать о том, что собственных пророков земля Российская рождала и продолжает рождать. Любопытному читателю могу посоветовать книгу Даниила Андреева «Роза Мира»: там немало написано о предсказаниях Лермонтова, Блока и других российских поэтов - предвидели они приход тёмной эпохи сталинизма из своих XIX и начала XX веков. И на этом перечень российских пророков далеко не заканчивается - можно вспомнить, например, гениального поэта и певца Владимира Высоцкого:

Пусть впереди большие перемены -
Я это никогда не полюблю.

Откуда-то знал Владимир Семенович о Перестройке, наверняка чувствовал её дыхание, хотя ничто о грядущих больших переменах в те годы не говорило. Но у поэтов есть свои ориентиры, которые «не от мира сего». Незримый полёт интуиции поэта-пророка невозможно объяснить с помощью формальной логики кабинетного учёного.

А что же нынешняя эпоха? Стихи вроде бы вышли из моды, народ больше слушает их в виде постмодернистских текстов под соответствующую музыку... Так вот, российские рокеры Постмодерна - это и есть трубадуры наших дней. Именно они должны были принять эстафету у поэтов золотого, серебряного, медного и железобетонного веков континуума русской Традиции. И действительно восприняли! Чему живой пример - творчество группы «Агата Кристи».

Конец 80-х, перестройка уверенно движется к своему закату, а Советский Союз - к развалу. В 1987 году группа создает свой первый альбом - «Второй Фронт». Его довольно абстрактные тексты, хоть и находили своё отражение в некоторых событиях тех дней, всё же воспринимались как некое «фэнтэзи» - благодаря своему сюрреализму и непонятной символике. Но стоит посмотреть на эти тексты глазами читателя начала наступившего века, и все эти символы вдруг обретают определенный смысл, выстраиваются в стройную систему.

Итак, следуйте за мной! Я утверждаю, что альбом «Второй Фронт» посвящен нынешней эпохе - началу XXI века, он полон предсказаний ряда событий, уже осуществившихся в наши дни. Окунёмся же в мир символики «Второго Фронта»!

1. Инспектор По

Первая песня посвящена загадочному инспектору По, который имеет весьма отдаленное отношение к известному американскому поэту и писателю Эдгару Алану По, одному из родоначальников детективного жанра. Зато весьма напоминает одного хорошо знакомого персонажа - стоит лишь заменить «о» на «у». Давате далее использовать это сокращённое «Пу» вместо фамилии «Путин», происходящей от существительного «путь». Он, как известно, вышел из таких структур, где титул инспектора воспринимается вполне естественно. Какой же путь приготовил России Пу? Что же о нем поётся? Начнем по порядку:

Он входит в горло,
он режущий зонд,
Забывший о состраданьи...

Действительно, Пу - сторонник жёсткой (порой жестокой) внешней и внутренней политики, удушающего режима полицейского произвола и цензуры. Его приход к власти сопровождался рядом трагедий и катастроф, которые Пу всегда воспринимал стоически, без лишних эмоций, подобно стороннему наблюдателю. Его, помнится, даже обвиняли в бездушии по отношению к пострадавшим при гибели «Курска». Это не нравилось россиянам, предпочитающим доброго, эмоционально чуткого царя. Со временем Пу научился говорить «правильные слова», имитировать эмоции, соответствующие злобе дня.

Он спазм укуса
в диафрагмовый зонт,
Исполненный ожиданья

Спазм укуса - это затяжная кавказская война с патовой перспективой. Кавказский хребет, как диафрагма, отделяет Европу от Азии, и одновременно, подобно зонту, задерживает часть влаги, несомой ветрами со Средиземноморья. Распад СССР принёс народам Кавказа надежду на освобождение от российского протектората и создание собственных государств (исполнил ожиданьем). Воспользоваться возникшей возможностью попытались лишь чеченцы. Результат - две кавказские войны, теракты, беженцы и периодически возгорающийся очаг напряжённности.

Он смотрит злорадно на гибель объёма
В объятиях губки хищной,
И прочь усталый газовый ком
Холодный, свободный, лишний

Гибель объёма -добыча газа госкорпорацией «Газпром» (губкой хищной). Губка впитывает в себя воду, увеличиваясь в объёме, «Газпром» впитывает газ из недр земных. Та же аналогия с «Роснефтью». Третья строфа указывает на то, что экспорт энергоресурсов, добываемых в тяжелых условиях тайги и вечной мерзоты (усталый газовый ком), стал главной стратегией режима Пу. Недра скуднеют, Пу богатеет - отсюда и злорадство.

А вот и рефрен:

Он вобъёт в ваш хобот меченый гвоздь,
Он внезапный и пугающий гость -
Инспектор По

Первая строка указывает на репрессии в отношении «непослушных» русско-еврейских олигархов. Хобот - длинный нос-рука (евреи, Хабад), здесь «Хо» может означать Ходорковский (показательный процесс и обвинение главы «Юкоса»: наберите в гугле «прищемить хобот Ходорковскому» - найдёте немало интересного). «Прищемить хобот» - значит «посадить в тюрьму», а меченый гвоздь - это приговор суда. Вторая строка напоминает о явлении Пу народу: он пришёл внезапно, под Новый Год, чем напугал многих «дорогих россиян».

Следующий куплет посвящён таинственному прошлому полковника Пу:

Он тоже был объят и выжат
И выброшен выдохом томным,
И на миокарде угольном выбит
Твой профиль, зовущий и тёмный

Здесь явный намёк на кагэбэшную юность Пу: объят - принят в КГБ; выжат - использован на трудной и опасной службе; выброшен - потерял жизненные ориентиры с распадом СССР (выдохом томным). Но Пу не пропал! Судьба-индейка вознесла его на самый Олимп! Угольный миокард - это Москва-столица, сердце России, промышленный центр. В советское время обычно изображали профили вождей, т.е. Пу стал одним из них. Он указал направление стране (Путин = путь), но его цели и намерения, как и само происхождение Пу, были покрыты мраком.

В следующих строках, возможно, содержится прогноз относительно правления Пу:

Не жди его смерти - она будет долгой,
Бескровная жизнь не знает срока.

По сравнению с эмоционально насыщенным Ельциным Пу сдержан и холоден, его правление будет продолжительным. Хотя, возможно, Пу всё-таки уйдёт и его место займет один из его клонов, такой же холодный Пу-2, чья бескровная жизнь подобна долгой смерти.

Кем же в итоге стал Пу для России, для остального ближнего и дальнего зарубежья? Об этом - последние строки:

Он станет жаждой давнего долга,
Инспектором выдохов-вдохов

Здесь имеется в виду задолженность стран СНГ России за энергоносители, главный козырь Пу в его отношениях с бывшими саттелитами. Вообще, давний долг - это более широкое понятие. Все так или иначе «должны» России - за «освобождение», за «индустриализацию», за хорошую погоду, за то что могут есть, пить и дышать. Таков имперский стереотип. Роль Пу состоит в том чтобы постоянно вымогать этот долг с каждого, кто попадётся под руку. А выдохи-вдохи - это экспорт газа Россией и его (не)санкционированный отбор странами СНГ.

Очевидно, что в конце 80-х на горизонте не было фигуры, соответствующей масштабу инспектора Пу. Ни Горбачёв, ни Ельцин не подходят под это описание. Да и сам Путин был в то время мелкой сошкой, коих немало сновало на околополитической сцене. Используя терминологию Даниила Андреева, можно назвать сегодняшнего Пу человекоорудием 4-го Жругра, отпочковавшегося от своего умирающего серпасто-молоткастого папаши на закате Перестройки.

2. Гномы-каннибалы

Если первая песня посвящена самому Пу, то вторая - его режиму. Пу пришёл не один, он привёл за собой целую армию гномов. Под «гномами» иногда понимают финансовых воротил, банкиров. Гномы любят прятаться, скрываться от людей - это свойство гэбни, родной среды их шефа. Первый куплет посвящён характеристике гномов, их политики по отношению к народу:

Эти гномы всё видят, эти гномы всё ловят,
Эти гномы не спорят, они нас просто давят.
Они знают, что нам надо, даже если мы не знаем.
Мы получим всё, о чём не мечтаем.
Каждый даст ответ, что делать, чего нет,
Что думать, что не думать, что петь, что не петь.
Каждый скажет, что надо хотеть,
Потому что сами ничего уже не хотят.

Гномам свойственна тоталитарность власти, чего не наблюдалось в конце 80-х: режим был значительно ослаблен во время перестройки и замещён псевдодемократией в эпоху Ельцина. Очевидна ставка гномов на методы спецслужб (слежка, шантаж, физическое уничтожение), власть которых начала значительно усиливаться с приходом Путина. В отличие от политиков перестройки, гномы глушат свободную дискуссию, давят на инакомыслящих, разводят грубую пропаганду в СМИ и беспардонно навязывают общественному мнению весьма жёсткие стереотипы. Что же получили россияне такого, о чем не мечтали? Например, вторую кавказскую войну. Гномы возродили с новой силой полицейский произвол и политическую цензуру, ограничили свободу общественной жизни. И всё это безобразие происходит на фоне бесплодия правящей элиты, связанного с её ограниченностью и слепому подражанию самому Пу.

А вот и рефрен:

Гномы, гномы-каннибалы зарабатывают баллы

т.е. гномы пытаются выслужится перед Пу - авось продвинет по службе, а может, даже «демократически» назначит своим преемником.

Второй куплет - о том, что любят и чего не любят гномы:

Эти гномы не любят просто высоких -
Им хочется каждого засунуть в шаблон,
И каждый хочет стать ещё ниже,
Это верх мечтаний, они всё могут

Гномы не имеют собственного мнения, во всём полагаются на Пу. У них сложилась особая неприязнь к самостоятельным людям, не желающим засунуться в их шаблон. На повестке дня - уничтожение политиков и журналистов, представляющих угрозу режиму. Гномы понимают, что чем ниже они будут выглядеть в глазах своего шефа, тем больше у них будет шансов поднятся повыше, и это верх их мечтаний! Ведь гномы - плоть от плоти самого Пу, не любящего инакомыслия. Какие же действия привычны для этих существ? Ответ - в следующих строках:

Махать флагом,
плюнуть в душу,
Рыться в трупах
и строить обелиски,
Увеличить страх на душу населения,
У которого её давно уже нет!

Их обычные занятия: раздувание ура-патриотизма (махать флагом), издевательство над людьми (плюнуть в душу), некрофилия (рыться в трупах) и создание культовых сооружений (строить обелиски). Ну, ура-патриотизма этой гвардии не занимать, а возвращение сталинского гимна действительно стало плевком в душу антикоммунистов. Демонстрация убитого Масхадова и подобные «шоу» хорошо иллюстрируют «любовь к трупам», а восстановление Железного Феликса - строительные способности гномов. Но все-таки главная их цель - это эскалация страха. Досататочно вспомнить загадочные взрывы в Москве и других городах, засилие всевозможных «омонов» и «групп альфа». Насаждение страха особенно эффективно, если общество равнодушно, на что указывает последняя строка. В конце 80-х всего этого ещё не было в полном объёме, хотя определенные тенденции уже намечались. Сегодня же инспектор Пу и его гномы - реальность, видимая невооруженным глазом. Гениальность «Агаты Кристи» была в том, чтобы увидеть всё это тогда, на закате СССР.

Последний куплет описывает положение народа под властью гномов:

Эти гномы нас любят, когда нас нет.
Я бежал бы от них - но меня поймают,
Я бежал бы от них, но нет сил,
Я слишком привык, чтоб не быть таким,
Как гномы

Почему трудно бороться с гномами? На них работает вся мощь воссозданного репрессивного аппарата (поймают), ежедневно приходится решать проблему выживания (нет сил), но самое главное - народ слишком привык находиться под гнётом, чтобы принять ценности свободы. Он слишком похож на гномов!

3. Пантера

Итак, первая песня посвящена правителю, вторая - его «двору». Третья, по логике вещей, должна описывать «феномен России». Пантера - это не только чёрный леопард, но и Pan Terra - абсолютная земля. Политолог Андрей Новиков назвал Россию «машиной пространства», что согласуется с этим определением, обусловленным как её географическим положением, так и многовековой историей.

Она умеет подчинять
Желанья многих мужчин
Для утоленья жажды
Собственной страсти.
Подруги втайне злятся
В силу этих причин,
Но не ведают, что сами
Стали жертвами власти.

Пантера способна привлекать активных людей - представителей других народов (многих мужчин), предлагая им большие возможности для самореализации. Взамен они должны осуществлять её мессианские мега-проекты (утоленье жажды собственной страсти). Другие народы (подруги) за это недолюбливают Пантеру, но часто становятся жертвами созданной ею системы власти из-за ослабления их собственных элит.

Смотри: когда глаза её
Меняют свой цвет,
Она сменить способна
Возраст собственный даже,
Поскольку более высокий приоритет
Имеет её новый объект!

Пантера умеет неплохо перестраиваться (менять цвет) в зависимости от веяний эпохи. При этом она легко бросается из одной крайности в другую: например, от ветхого православия к юному безбожному большевизму (меняет возраст). Главное, чтобы новый вождь (новый объект) развернул перед ней широкое поле для новой всемирной мессианской деятельности (более высокий приоритет).

Не верь её мукам
(Они для тебя)
И смеху, которым отравится кровь!
Как много их здесь -
И всё это она,
Но в каждой из них незримо живёт
Пантера!

Страдальчество (муки) и бесшабашная весёлость (смех) Пантеры одинаково лживы - за ними нет ничего, кроме желания очаровать нового адепта, лишить его рациональных ориентиров (отравить кровь) и направить по пути очередного инфернального безумия. В конце рефрена объясняется, что Пантера - это интегральный образ, сумма множества пантер, составляющих единую массу, которую «умом не понять».

Она не знает слова верность,
Ибо это всего
Минуты предпочтения
Кого-то покруче,
Она стремится к сердцу,
Предвкушая его...
Вновь чей-то пульс останется
В отравленной куче!

Действительно, трудно говорить о какой-то верности Пантеры, если она позавчера устраивала крестный ход с хоругвями, вчера выходила на парад с красным флагом, а сегодня успешно смешивает эти символы в новом нефтегазовом великодержавии. А все те наивные борцы, которых она очаровала, в конечном итоге плохо кончили - пушечное мясо всегда было востребовано для осуществления её масштабных затей.

Но ты не можешь жить,
Не ощущая тепло,
Ты тянешься к рефлектору
В надежде на солнце,
Не чувствуя розетки
За спиной у него.

В конечном итоге, все те великие цели, которыми прельщает Пантера, оказываются фальшивыми (рефлектор вместо солнца). Достаточно вытащить вилку из розетки - и тепло исчезнет, остаётся холод и пустота.

Но с глупою улыбкой,
Маскирующей страх,
Она читает яд в моих
Холодных глазах,
Она дрожит от слова,
Что хранится у меня на губах

Последний куплет утверждает, что пантера боится лирического героя, несущего Второй Фронт, его новых идей и новых лозунгов (яд в холодных глазах, слова на губах). Встреча Пантеры с героем может стать для неё роковой, но сможет ли герой одолеть мугучую силу чёрного леопарда?

4. Неживая вода

Четвёртая песня посвящена феномену пост-Совка. Понятие неживая вода хорошо отражает его сущность - движение в никуда. Творчески бесплодный пост-Совок не может создать ничего нового, поэтому его культура сводится к перебиранию символов ушедших эпох и созданию эклектических уродцев вроде имперского двуглавого бройлера с большевицкой красной звездой на пузе. Первый куплет начинается с наивных воззрений перестройки:

Вначале я думал - всё будет просто,
Я всё равно ничего не теряю -
Я выстрелю в воздух и всех напугаю.

Действительно, перестройку можно сравнить с выстрелом в воздух, который никого не напугал - это и вывод советских войск из Афганистана, и бездействие военной машины и спецслужб во время падения коммунистических режимов, распада варшавского договора и, наконец, самого СССР. Запад воспринял эти события как слабость Советского Союза, а не как жест доброй воли, как поражение Восточного блока в «холодной войне».

Но никто не заметил, что здесь был остров и вода,
Неживая вода

Остров - это СССР, культурно и экономически изолированное пространство. Неживая вода - советская цивилизация и культура, сложившиеся на этом пространстве. Никто не заметил - реакция остального мира, прежде всего Запада, который жил своей жизнью как до, так и после исчезновения СССР. Распад большого пространства коснулся в первую очередь людей, его населявших.

Далее описываются результаты перестройки и демократизации в России:

Плохая игра, я все потерял,
Я лишь сохранил свое окно.
Я, может быть, уйду из него,
Но ещё холоднее зима и вода,
Неживая вода

Демократизация была плохой игрой, она в конечном итоге привела к реставрации режима в новом издании, под редакцией полковника Пу - а значит, демократы всё потеряли, Россия вернулась к несвободе и всесилию государства. Ещё осталось окно на Запад, через которое можно уйти - что и сделали некоторые олигархи, стоявшие на пути у полковника. Те же, кто не успел, почувствовали на своей шкуре как холодна сибирская зима. Зима, заморозки в советской политлексике означают ужесточение режима. Зима в сочетании с неживой водой - это реставрация Совка, отказ от демократического пути.

Мне никогда ещё не было так плохо,
Мне никогда ещё не было так хорошо,
И так сладко, и так горько...
И это всего лишь начало,
И только течёт неживая вода

Здесь видны противоречия пост-Совка (плохо - хорошо, сладко - горько): с одной стороны - обнищание народа и коллапс экономики, с другой - возможность ездить за границу, невиданные доселе зрелища-шоу, Интернет, наконец. Современная эпоха представляется незавершённой (и это всего лишь начало), полной предчувствий каких-то важных событий, способных изменить нынешнюю ситуацию.

Второй куплет начинается с размышлений о том, куда всё-таки летит «птица-тройка»:

Холодной рукой ничего не построить,
И, может быть, лучше я утону,
И я не знаю, сколько я буду стоить,
Если все от меня убегут

В первой строке есть намёк на то, что всё, созданное холодной рукой Пу, не будет долговечно. Неживая вода - это тупик, отсутствие развития; утонуть в ней - значит подчиниться правилам пост-Совка, перестать быть самим собой. Дальше следует намёк на массовую эмиграцию - результат углубляющихся экономических проблем, неуверенности в завтрашнем дне. Если все убегут, то чего будет стоить такая страна в базарный день? Ведь люди, их руки и мозги - это главный капитал любого общества. Остаётся лишь неживая вода и те, кто ещё способны в ней существовать. Тема бегства из пост-Совка развивается в следующих строках:

Плазма огня и блестящая ртуть -
Всё бежит, я не знаю, куда,
Я лишь вижу - они бегут от окна,
Не узнать, не назвать, не вернуть...

Мозги (плазма огня - мысль, идея, технология) и деньги (Меркурий - бог торговли, соответствует элементу ртуть) покидают страну, они бегут от окна, в сторону Запада. Те, кто убежали, вряд ли вернутся.

Я никогда ещё не был таким старым,
Я никогда ещё не был таким мёртвым

Пост-Совок давно себя изжил (старый, мёртвый), он должен погибнуть и уступить место новому, живому - сколько бы ни старались гальванизировать его труп нынешние имперские некрофилы, прежде всего Пу со своими гномами.

И если это только начало,
То каким же весёлым будет конец

...то есть когда Система грохнется по-настоящему!

5. Ты уходишь

Следующая песня - обращение к Свободе, которая покинула Россию с приходом Пу:

Ты уходишь в белом платье,
В алых пятнах полночь.
Белый ангел, я - распятье,
Полно, память, полно...

Белый цвет (белое платье, белый ангел) - цвет свободы и чистоты, ему противопоставляются цвета пост-Совка (в алых пятнах полночь) - триумфа тоталитаризма гномов. Надежда на свободу ушла, остались муки творческого человека, стиснутого тоталитарными рамками (распятье), тяжёлые воспоминания об утраченных возможностях.

Жить властью этой муки,
крах снов беречь,
Жить и знать, что эти руки
Станут счастьем новых плеч.

Остаётся лишь жить под властью инспектора По и его гномов (властью этой муки), помнить о потерянной надежде на приход свободы (крах снов беречь). Осознавать, что борьба против режима (эти руки) принесёт плоды разве что следующим поколениям (станет счастьем новых плеч).

Ты уйдёшь, но станешь жаждой,
Мук запретных болью,
Алый сок любви однажды
Станет чёрной кровью.

Свобода ушла, но осталось желание, стремление к ней (боль запретных мук). Слепая любовь народа к Пу (алый сок любви) обернётся большими страданиями (чёрной кровью). Здесь опять видна аналогия с «Розой мира» Даниила Андреева, где описывается, как «созидающие» уицраоры (демоны великодержавия) питаются красной росой (верноподданическими чувствами), а велги и другие разрушающие демоны - гаввахом (человеческим страданием).

Испей мой стон, дай мне шанс,
Сожги мой сон, дай мне шанс.

Здесь герой просит судьбу избавить его от идеализма и наивности ранней демократии (сожги мой сон), дать ему силы пройти страдания эпохи Пу (испей мой стон) и шанс на обретение утраченной свободы.

6. Коммунальный блюз

Следующая песня посвящена заезженной пластинке пост-советской интеграции (коммунальному блюзу). С коммуналкой обычно сравнивают Совок и продукты его полураспада - все эти СНГ, ЕЭП, РФ и прочие «Азиопы». А какая же коммуналка без управдома? Вот и появляется главный интегратор, он же - инспектор Пу:

Блюз коммунальных будней,
Хозяин пыльных нот
Творит по кухням блудным
Очередной обход.
Гримёр страстей экранных,
Суфлёр батальных сцен,
Эстет пропорций вечно равных,
Законодатель и блюститель цен

Итак, коммунальные будни - отношения между странами СНГ (блудными кухнями). Как многие помнят, именно кухни были центрами вольнодумства в советскую эпоху. Инспектор Пу предстаёт перед нами политиком, манипулирующим старыми имперскими идеями (хозяин пыльных нот), средствами массовой информации (гримёр страстей экранных), военными и полувоенными конфликтами (суфлёр батальных сцен) а также ценами на энергоресурсы (законодатель и блюститель цен). Пу стремится внедрить монолитность и единомыслие среди своих подданных (эстет пропорций вечно равных).

А вот и рефрен:

Мы не ждем, чтобы ждать,
Мы не верим, чтобы верить,
Но способность стрелять ломает в клетке двери!
Скальпель, дерзай, чтоб не присыпал пудрой флюс
Коммунальный блюз

Здесь поётся о том, что нет уже прежнего долготерпения и веры в старые догмы, что просто ждать и верить недостаточно для того, чтобы свалить тирана. Необходимо решительно действовать, потому что способность стрелять приносит освобождение от морально устаревшей системы Совка (ломает в клетке двери). Скальпель - это хирургический инструмент, который «режет по живому», но операция может быть единственным выходом для спасения жизни. Бесплодным потугам всевозможных интеграторов (коммунальному блюзу) следует противопоставить разумный сепаратизм (скальпель), иначе решение насущных проблем (флюс) будет опять отложено ради непрерывного воспевания величия новой Империи (присыпан пудрой). Итак, разъединяйтесь, республики, дабы избежать фальшивой интеграции нового Совка и печальной судьбы старого!

Блюз коммунальной боли, мы слышим - это ты!
Рейсфедер чьей-то брови, блюститель красоты,
Но подлежит продаже заочно чист и груб
И кнут, и пряник твой, и даже
Закон огня, воды и ржавых труб.

Коммунальная боль - всевозможные стенания по поводу «потери былого величия», которые часто раздаются со всех сторон, в том числе и от самого Пу, назвавшего распад СССР «величайшей трагедией XX века». Рейсфедер (нем. Reißfeder) - чертёжный инструмент для проведения линий на бумаге, который часто использовался советскими женщинами при макияже: с его помощью выщипывали брови (материал из Википедии - свободной энциклопедии). Следовательно, Рейсфедер чьей-то брови, блюститель красоты - это снова Пу, старающийся всё и всех построить по ранжиру. Но всё-таки Пу далеко не всесилен: стратегическая зависимость России от Запада сводит на нет все потуги «интегратора», известного на весь мир тем, что он опрятно одевается, но вульгарно шутит (заочно чист и груб). Политика (кнут и пряник), идеология (огонь), культура (вода), экономика (ржавые трубы) - в наше время всё продается за СКВ...

7. Чёрные волки

Но у империи есть и вполне реальные противники. Чёрные волки - это чеченские сепаратисты. Волк - символ Ичкерии, и к тому же шахиды носят чёрные одежды.

Чёрные волки, инспекторы леса,
В книге ночной открывают строку.
Знают они, что вернутся не все,
Но встают на свою тропу.

Чеченские боевики становятся значимым фактом пост-советской истории (в книге ночной открывают строку). Чёрные волки названы инспекторами леса - это сложный образ. Лес может быть не только территорией Ичкерии или Кавказа в целом, но и всей России, на которую чёрные волки пытаются распространить свой влияние. Такие же инспекторы, они неизбежно конкурируют с инспектором Пу и его гномами, но часть их способна плодотворно сотрудничать с режимом, превратившись из вольных волков в цепных псов. И всё-таки последние две строки утверждают, что волки - борцы против системы, осознающие трагичность, но неизбежность борьбы за свободу.

Чёрные волки, слуги огней,
Неподкупны, пусть гномы подбросят им кость.
Молчаливая тень респектабельных дней
Плоть от плоти - ваш каменный гость

Здесь огонь означает веру (Ислам), следовательно - борцов за веру нельзя купить. Фраза пусть гномы подбросят им кость указывает на то, что режим пытается искать союзников среди чёрных волков, и небезуспешно: в рядах революционеров часто находятся провокаторы, предающие своих товарищей по борьбе.

Чёрные волки стали молчаливой тенью официоза пост-советской России. Их терроризм и контр-терроризм режима имеют одно общее - насилие. Говорят, клин клином вышибают, а значит, чёрные волки, плоть от плоти самого Пу, могут стать его могильщиком. Каменный гость - «привет от Пушкина», изваяние умершего Командора. Рукопожатие статуи погубило Дон Жуана, причинившего много несчастий людям. Здесь аналогия видится в том, что даже после смерти чеченская революция обладает силой, способной уничтожить Пу со всеми его гномами. В этом контексте кадыровщина представляется посмертной маской, снятой с трупа этой революции - чем не «каменный гость»? Но принесёт ли это рукопожатие долгожданную свободу? Похоже, что нет - просто место гномов инспектора Пу займут «инспекторы леса».

Далее следует обращение чёрных волков:

Эй вы, рыцари плоскости,
Монстры кляпов и ртов!
Ваш страх в бархатной полости кресел,
Защите от сквозняков.

Рыцари плоскости - федеральные войска, ведь по большей части равнинная Россия для горцев - плоскость. В монстрах кляпов и ртов угадываются их коллеги - эфэсбешники и менты. Вся эта свора участвовала в обеих кавказских войнах и подавлении терактов, в чём была не менее жестокой, чем сами чёрные волки. Бархатная полость кресел - привилегированное положение гномов, которое защищает их от недовольства народа (сквозняков).

Но ветер тропою длинных подвалов,
Вскормленный влагой растаявших льдин,
Гулко уносит в душные залы
наш ритм, наш гимн.

В этом куплете - намёк на теракт в Москве. Тропа длинных подвалов - путь подпольной борьбы в тылу врага. Ветер, вскормленый влагой растаявших льдин - не что иное, как «Норд-Ост», а душные залы - театр на Дубровке.

А вот и сам гимн чёрных волков:

Мои струны - моя боль

- Душа наполнена болью

Мои ветры - моя воль

- Порывы подчинены воле

Мои ноты - моя роль

- Программа и её исполнение

Мой крик - моё слово

- Протест стал ответом

Мои стены - моя мразь

- Захваченное здание и насилие внутри

Твоё сердце - моя страсть

- Борьба продолжается новыми адептами

Моя правда - моя власть

- Справедливость оправдывает насилие

Мой хлеб - моя злоба!

- Пищей стала ненависть к врагу.

В последнем куплете раскрывается история чёрных волков: теперь они названы детьми ветров. Ветер - это изменения, перемены. Действительно, именно Перестройка родила чёрных волков, сделала их реальностью последующей эпохи:

Чёрные волки, дети ветров,
Им знакомы дыханье тайфунов и штиль,
Их надежда - в огне вновь зажжённых костров,
В нашей вере, кто против - в утиль!

Им знакомы дыханье тайфунов и штиль - они познали репрессии, выселения и времена «оттепели», когда чеченцам разрешили вернуться на родину. Огонь вновь зажжённых костров - возрождение мусульманской веры (огонь = вера, идеология), которое может принимать и фундаменталистские формы (кто против - в утиль!).

Волчий свет - детонатор для розовых линз,
Начинает раскол инфр
aкрасная ночь,
Вновь за веером кровь укрывает павлин -
Значит, страх прочь, ночь прочь!

Волчий свет - идеи, которые несут черные волки. Эти идеи подрывают всеобщий оптимизм, навеянный пропагандой гномов (детонатор для розовых линз). Начинает раскол инфракрасная ночь - это знамение скорого конца эпохи Пу (инфракрасной ночи). Если исчезнет страх, то неизбежно закончится и эта эпоха, построенная на нём (страх прочь - ночь прочь). Вновь за веером кровь укрывает павлин - возможно, намёк на помпезное празднование 60-летия Победы, за которым спрятали кровь новой чеченской войны.

8. Пинкертон

Следующая песня - возвращение к образу «гениального сыщика», определившего целую историческую эпоху в России. Pinker в переводе с английского - это одновременно и прилагательное «розовый», и глагол «стрелять». Сочетание этих двух понятий хорошо описывает эпоху Пу - с одной стороны - показуха розовых линз, с другой - полицейский произвол, выстрелы из-за угла, отравления, спланированные катастрофы...

Как это как, а вот вспомнил хобби -
Марки, попугаи, видео, металл...
Я не гоняюсь за деньгами, не гоняюсь за плотью -
Нет, чёрный блокнот - мой идеал.

Извечное хобби России - увлечение Западом. Оно то усиливалось, то ослаблялось под напором «праведного гнева», но никогда полностью не исчезало. Перестройка стала эпохой усиленного проникновения Запада сквозь ветхий и дырявый «железный занавес». Он входил в жизнь Совка в виде всевозможного барахла от иномарок до фирменных шмоток (марки), экзотических тусовок и сексуальных ориентаций (попугаи), заморских боевиков, фильмов ужасов и эротики, озвучиваемых гундосыми голосами (видео) и бьющей по мозгам тяжёлой музыки (металл). Увлечение Западом обычно носило поверхностный характер и сводилось к погоне за красивой жизнью (деньгами) и сексуальной раскрепощённостью (плотью). Наш же герой знаком с Западом с другой стороны: он там шпионил. Охота за идеями, технологиями - вот что привлекает нашего Пинкертона, для которого идеалом стал чёрный блокнот для записи тайной информации. Но это и чёрный блок нот - набор «старых добрых проверенных временем ценностей» в духе «самодержавие-православие-народность», способных преодолеть «тлетворное влияние Запада».

Деятельность Пинкертона направлена на сбор всевозможного компромата на своих и чужих (жена и любовник) внутри и за пределами России (соседи), на основании которых конструировались обвинения в нравственной (спали друг с другом) либо политической (шептали анекдоты) неблагонадёжности:

Я всё напишу о соседях,
о вашей жене и её любовнике,
Я напишу, как семь дней в неделю
Спали друг с другом и шептали анекдоты

О прекрасной физической форме и нечеловеческой работоспособности Пинкертона ходят легенды:

Я держу тело в отличной форме

Действительно, по ставнению со своим предшественником - теннисистом-любителем - наш Пинкертон является профессиональным спортсменом, занимающимся «боевыми искусствами», начиная с дзю-до и заканчивая вождением бронетехники. Настоящий супермен.

Хитрый слух, а глаз - как у орла

- изменённая цитата из песенки «гениального сыщика», героя мультфильма «Бременские Музыканты». Наш сыщик тоже верно служит королю и помогает вернуть его загулявшую дочь (Россию), но со временем он сам становится королём - инспектором Пу, Всевидящим и Всеслышащим.

Работаю все дни и даже субботы
С восьми утра до восьми утра

С советских времён в народном сознании засел образ вечно работающего Вождя. Простой смертный совок может пахать землю, после чего - бить баклуши, любить подружек, отправлять духовные и телесные потребности, но Вождь - он трудится непрерывно, и днём и ночью. И постоянно платонически любит Родину. Только такому Вождю полагается народный респект. Наш Пинкертон тоже решил соответствовать этому архетипу легендарных основателей Системы (признавшись, что все 8 лет своего президентства трудился, «как раб на галерах»).

Я улыбнусь вам при встрече
Че-че-че-чётко и точно,
Руку подам, я - робот-убийца,
поставленный на метод поточный

Галантность и обходительность Пинкертона маскирует его истинную природу. Робот - потому что его создала Система и он плоть от плоти её, обычная составная деталь. Убийца - потому что тайные политические убийства стали визитной карточкой его режима. Его чечётка напоминает старую аббревиатуру известного ведомства, откуда он сам происходит. Он окружает себя клонами, заполнившими Кремль, новую журналистику, новую культуру, новый Совок, составляющими новую молодежь. Они называют себя «наши», хотя правильнее было бы - «свои», или «его», Пинкертона, верные янычары.

Следующее описание напоминает постепенное раскрывание пост-советских матрёшек, коих немало продавалось на всевозможных арбатах. Забавная чехарда вождей от Николая II до Ельцина, только в обратном порядке. Философский смысл этой древней японской игрушки в нынешнем пост-советском исполнении состоит в том, что приход нового правителя заслоняет собой предыдущие эпохи, делает их менее зримыми и значимыми. Потому что человек привык жить сегодняшним днём и не любит думать об уроках прошлого. Вскоре наш Пинкертон сам станет самой большой матрёшкой и гордо затмит своих предшественников.

Номер сотый спал, пока жена в отъезде,
С собственной дочкой. Вот те раз!

Ельцин

Власть часто проходит не через трон, а через постель: cherchez la femme, как говорят французы. У слабых королей, как известно, государством заправляли жёны и любовницы. Борис Николаевич был слабым монархом, но его жена не занималась политикой (была в отъезде). Роль фаворитки играла дочь. Поэтому фразу «спал... с собственной дочкой» следует понимать «передал дочери реальную власть над страной».

Номер сто три - не помню, который по счёту,
Но, в общем, говорил про указ

Горбачёв

Михаил Сергеевич написал немало указов, но самый известный из них - о борьбе с пьянством и алкоголизмом. О нем он немало говорил...

Номер сто пять ходил на Генделя, а после весь день грыз металл

Андропов

Похоронив своего предшественника под звуки траурного марша (ходил на Генделя), Юрий Владимирович ввязался в борьбу с «веяниями западной культуры» (грыз металл), но едва протянул два года...

Номер сто семь - какая досада! - не помню, с кем точно, но тоже спал

Брежнев

Леонид Ильич, как известно, успешно правил страной, не приходя в сознание (тоже спал). Хотя в молодости он был довольно энергичен - жгучий брюнет, привлекавший внимание многих женщин. Так что оба значения слова «спал» подходят для описания этого генсека.

Девятый захотел изменить что-то
Там, где не снимают даже пыль с картин

Хрущёв

Никита Сергеевич был первым вождём, захотевшим изменить что-то в тоталитарной системе, доставшейся ему по наследству. Он начал с борьбы против культа личности (снимал пыль с картин - портретов вождей). Слой пыли на портрете скрывает реальные черты изображённого и создаёт размытый, иллюзорный образ. Пыль - это проявление времени. Чем больше пыли, тем меньше реальности, больше иллюзии. Снимать пыль - значит избавляться от наносов времени, возвращатся к истокам. К этому стремились и хрущёвская оттепель, и более поздняя горбачёвская Перестройка.

Ещё немного усилий - и узнаете все,
Что делал третий и второй и даже номер один

Сталин, Ленин и Николай II

Интересно отметить, что Перестройка, вернее, её идейная составляющая под названием «Гласность», начала именно с «доразоблачения» сталинизма, а потом перешла к истокам - к Ленину, Октябрьской революции, расстрелу царской семьи... Возвращение к истокам привело к неожиданному выводу: оказалось, что сама-то сущность революции была гнилой, проплаченной немецкими марками. Ничего другого не оставалось, кроме как идти дальше - к царскому прошлому, к воспеванию «России, которую мы потеряли». Но это уже не Гласность, а старое-новое мифотворчество. Его «подхватили, умножили и укрепили» Пинкертон сотоварищи, умело соединив с доперестроечными советскими мифами. Так, собственно, и возник чёрный блок нот.

Я сберегу, как икону, свой чёрный блокнот,
Как символ бессилья
Ваших побед перед грязью
В аорте, стянутой иудовской вязью

Действительно, набившие оскомину завывания о величии России (чёрный блок нот) стали иконой для новых пинкертонов. Победы демократии в России оказались бессильными перед новой грязью, способной повернуть страну обратно в тёмное гэбистское прошлое - где аорта свободы стянута иудовской вязью предательства.

9. Второй фронт

И вот мы подошли к песне, которая дала название всему альбому. Чем же так важен этот Второй фронт в смысловом контексте предыдущих песен? Это, прежде всего, сопротивление режиму инспектора Пу (Пинкертона) и его гномов, не связанное с движением чёрных волков (Первым Фронтом). Это другая (не-чеченская) антиимперская интифада. Несмотря на жирно проплаченные потуги кремлёвского официоза и его прихлебателей, она набирает силу и становится значимым фактором политической жизни в сегодняшней России. Это сопротивление активных людей доброй воли, которых невозможно заманить в имперскую ловушку нового Совка. В наши дни Второй фронт вышел на тропу войны, и только он способен загнать в могилу гальванизированный труп неороссиянского великодержавия.

Первый куплет начинается с обращения к бойцам Второго фронта:

Пели вы, вам было больно...
Пусть вы слишком долго ждали,
Не для вас команда «вольно» -
Отдохнём, когда раздавят.

Второй фронт возник не сегодня - у него глубокие корни в российском демократическом движении. Бойцы против белых и красных империй провозглашали идеи свободы (пели), за что не раз подвергались гонениям и репрессиям (было больно). Эта борьба всегда была неравной, но однажды увенчалась долгожданной победой - распадом СССР. Бойцы слишком долго ждали освобождения, но расслабляться не приходится: на подходе - новый имперский монстр. А этот монстр запросто может раздавить любого, кто встанет на его пути.

Время неба - прошлый слог,
Вскормленный лежалым снегом.
Время неба - ваш исток,
Время неба, время неба -  ваш итог.

Время неба - антагонист земной имперской России (пространства земли); словами Даниила Андреева - это Небесная Россия, страна, свободная от диктата Жругров. Время неба смотрит на нас из далёкого прошлого, из-под глубин лежалого снега веков, как воспоминание о традициях древней Руси, Новгородского вече. Время неба - это не только прошлое, но и будущее; это альфа и омега, исток и итог деяний Второго фронта.

Расколол трон твой второй фронт

Трон будет расколот под ударами Второго фронта, а значит, произойдёт не только падение режима Пу или его преемника, но и распад неороссиянской империи с возникновением свободных стран на её обломках.

Где теперь твой поезд? Он
Скрылся вдаль и не заметил
Новых станций из окон,
Где гранит ты раньше встретил.

Поезд - это всемирная история, она постоянно движется вперёд, превращая настоящее в прошлое, а будущее - в настоящее. История идёт своим путем, для неё российские события будут иметь лишь ограниченные последствия, даже «катастрофический» распад СССР не замедлил её шага. Хотя определённая аналогия между этими событиями существует, а именно - в появлении суверенных государств (новых станций из окон) вместо единого имперского пространства (гранит). Окна здесь символизируют выход из закрытого, замкнутого состояния (сравните с «окном в Европу» эпохи Петра I).

Не сломать и не свернуть
Нарисованные мелом
Эти стены, этот путь.
Время неба, время неба
Не вернуть...

Стены не сломать, с пути не свернуть, Время неба не вернуть - таков императив последнего куплета. Очевидно, что стены и путь предначертаны свыше (нарисованы мелом). Мел - символ превосходства идеи над сущим (как тут не вспомнить «мел судьбы» из лукьяненковских «Дозоров»?). Нарисованное мелом можно стереть, но замысел рисунка останется, его стереть невозможно. Креатив - это, прежде всего, идея, а уж потом - её воплощение. Значит, обе эти категории (стены, путь) - как, собственно, и Время неба - относятся скорее к идеальному миру, чем к материальному.

Путь - это развитие, динамика; его невозможно остановить. Стены - препятствия на пути, статика, они не будут до конца преодолены и останутся стоять, подобно стенам московского Кремля. Время неба - это идеал, цель всего пути, которая так и не будет достигнута во всей своей полноте: слишком много было упущено и потеряно на этом пути, в процессе борьбы Второго фронта. Но даже если цель недостижима, к ней всё-таки надо стремиться - иначе зачем тогда отправляться в путь? Прошлое вернуть невозможно, а будущее - это всегда загадка, оно зависит от прошлого и настоящего, от принятия важных решений на перекрёстках судьбы. Время неба не может повториться (его не вернуть), но оно может прийти в виде новой светлой эпохи. Последний катрен звучит как предостережение перед эйфорией, постигшей когда-то демократически настроенную часть общества после распада Совка. Раскол империи - это не цель борьбы, это лишь очередной этап на бесконечном пути к обретению Свободы.

10. Телесудьбы

Последняя песня несколько отличается от остальных. Она посвящена не политическим прогнозам, а появлению нового средства коммуникации, повлиявшего на развитие человеческой цивилизации - виртуального мира Интернета, связавшего своей паутиной всю планету в единую информационную сеть. Хотя здесь часто используются слова с приставкой теле-, они не имеют отношения к старому (не)доброму телевидению, которое не обладает всеми возможностями Интернета.

Этот сон врывается утром,
Встречу я экранный рассвет.
Телемир - он стал моим культом,
Сон-телеэстет.

Лирический герой явно принадлежит к активным пользователям Интернета. Его день начинается с включения монитора (экранный рассвет). Телемир - это сам Интернет, сон-телеэстет - его виртуальное пространство, в которое погружается пользователь.

Этот мир был создан не мною,
Он творится где-то извне.
В этом сне за каждой стеною
Что видится мне?

Объективность виртуального мира (создан не мною) является его неотъемлемым свойством. Пользователь ощущает, что нечто происходит за пределами его сознания (где-то извне). Что стоит за виртуальными символами Интернета? Какая реальность?

Кто же, кто же ответит мне?
Кто здесь, кто здесь? Откройте дверь!

Интерактивность - другое важное свойство Интернета, возможность непосредственного взаимодействия с информационным пространством (вопрос/ответ). В телевидении такое общение сильно ограничено - в основном прямым эфиром. Здесь описан вход в чат или на форум (дверь) с помощью регистрации и пароля, дающий возможность общаться с другими пользователями.

Этот сон стабилен, в нём будет
В меру тёмных и светлых тонов.
Сколько мнений, столько и судеб -
О, лучший из снов!

Стабильность - третье свойство Интернета. Вебовские страницы можно посещать когда угодно, нет ограничений в виде программы телепередач. Четвёртое свойство - разнообразие всевозможных страниц, оформленных на любой вкус и цвет (в меру тёмных и светлых тонов), всевозможных идей, циркулирующих в виртуальном пространстве: (сколько мнений, столько и судеб). Мнения - постинги, телесудьбы - виртуальные личности.

Их колонны шествуют рядом,
Всем хватает места в окне,
Но за каждым жестом и взглядом
Что видится мне?

Окно Windows - это окно в мир Интенета. В нём помещается огромное множество (колонны) виртуальных личностей. В чате их имена обычно располагаются в колонку по мере появления новых реплик. Виртуалы существуют где-то рядом, в незримом пространстве Интернета, с ними можно общаться как с обычными людьми в повседневной жизни. В этом мире есть свои правила, свои знаки и сигналы. Жест - символ эмоции («смайлик»), взгляд - юзерпик.

*          *          *

Думаю, читатель получил возможность убедиться в гениальности прозрений «Агаты Кристи», предложенных в её творчестве картин не столь далекого будущего, частично ставшего настоящим во дни написания сего опуса. Остается надеяться, что и остальные альбомы этой замечательной группы не останутся незамеченными современными футурологами и конспирологами, мучительно ищущими ключи к загадкам сверхновейшей истории. Пожелаем же им успехов на этом пути! А самой «Агате» - новых творческих открытий...


4.8/10 (число голосов: 275)
  • Currently 4.82/10




comments powered by HyperComments


Радио Онегаборг Свободная Карелия Дебрянский клуб Пересвет Национал-Демократический Альянс Балтикум - Национал-демократический клуб Санкт-Петербурга АПН Северо-Запад Delfi Л·Ю·С·Т·Г·А·Л·Ь·М
Ингрия. Инфо - независимый информационный проект Оргия Праведников Каспаров.Ру



Разработка и поддержка сайта - компания Artleks, 2008